10 лет Клубу

 

Воспоминания о преподавателях института
военных лет

Р.Г. Фархутдинов
ветеран кафедры пропедевтики внутренних болезней

Хотя о сотрудниках университета написано немало статей, еще недостаточно освещена работа некоторых известных деятелей медицины, работавших в институте в годы Великой Отечественной войны. Мне, как студенту тех лет (1940-1944 ), которому довелось быть свидетелем многих событий, связанных с учебным процессом, приятно пополнить имеющиеся сведения новыми фактами.

В годы войны ректором института работал доцент Геннадий Александрович Пандиков.

Он был очень внимателен к преподавателям и студентам. Условия тех военных лет были не из легких: студенты и преподаватели нередко жили впроголодь, в учебных корпусах зимой не хватало тепла, воды и света, а учебный процесс срывать было нельзя. Топливо на зиму мы заготавливали сами, летом рубили лес ниже железнодорожного  моста в Демском лесхозе, а зимой  привозили на санях. В этой работе активное участие принимали и преподаватели. Работа была тяжелой - приходилось пешком подниматься в гору по улице Трактовой.
Кафедра нормальной анатомии в медицинских институтах традиционно является одной из ведущих. В военные годы кафедра переживала трудный период. Несколько опытных ассистентов были мобилизованы в армию В зимние месяцы из-за холодов в учебных залах первого этажа преподаватели часто болели. Но несмотря на трудности, учебный процесс проходил на довольно высоком уровне. Для подготовки к занятиям, зачетам, экзаменам на втором этаже корпуса ежедневно с 5 до 9 часов открывали музейный зал, который обогревался единственной на все здание печью. На столах были разложены учебники, анатомические атласы, на партах - анатомические препараты, на стенах висели учебные таблицы. Студенты надевали белые халаты и белые шапочки. Для проведения консультаций поочередно дежурили преподаватели. Нередко в зале собиралось до 30 - 40 студентов. Они помогали друг другу, вместе готовились к занятиям, знакомились. Хотя с той поры прошло очень много лет, я частенько вспоминаю о них.

Кафедрой тогда заведовал профессор Сабир Закирович Лукманов, он же был и министром здравоохранения. Человек очень требовательный, решительный. Надо полагать, ему также было нелегко совмещать чтение лекций в институте, ведение научной работы, участие в работе Ученого совета и обязанности министра. Ведь нужно было обеспечить бесперебойную работу большого количества эвакогоспиталей, проводить профилактику инфекций, эпидемий, лечение населения и т.д. Лекции он читал очень хорошо. Нередко мы, студенты, занимали места задолго до начала лекции. Он подробно излагал клиническую картину при повреждениях той или иной мышцы, сухожилия, нервных проводников и т.д. Такие лекции хорошо запоминались. Он был очень справедлив и на экзаменах. Ему было важно не столько проверить конкретные фактологические знания, сколько представить этого студента уже в качестве врача, оценить его потенциальные возможности.

Заведующим  кафедрой топографической анатомии и оперативной хирургии был профессор Владимир Михайлович Романкевич, основатель всех трех морфологических кафедр - анатомии, гистологии и оперативной хирургии. Он был единственным в институте заведующим кафедрой, который руководил литературным кружком. Занятия кружка  проводил у себя дома, в маленькой, но очень уютной комнатке, где зимой всегда было тепло. В конце занятий он угощал нас чаем с кусочком сахара и ломтиком черного хлеба. Владимир Михайлович свободно владел тремя иностранными языками - польским, немецким, французским Студенты любили его за доброту, часто занимали у него деньги. Вероятно, он догадывался, что не каждый их сможет вернуть, но никому не отказывал. Он был очень справедлив и на экзаменах. В отличие от С.З. Лукманова у него была другая тактика. Если на три вопроса билета из четырех студент давал положительные ответы, а в одном путался, он разрешал пользоваться книгой (учебником). В случае правильного ответа он не снижал оценку, ибо полагал, что студент мог просто забыть тот или иной факт.

Кафедру патологической анатомии возглавлял профессор Виктор Александрович Жухин. Он был руководителем ряда кандидатских и докторских диссертаций. Его лекции были содержательными и интересными. Он умело проводил параллели между глубиной патологического процесса и проявлениями клинической картины. Такие лекции запоминались надолго. Увлекательно проводил анатомо-клинические конференции. Врачи и студенты старших курсов охотно посещали их. Он не читал нравоучения в случае неправильной постановки диагнозов, а учил избегать подобных ошибок. Конференции проходили в 28-й аудитории, где порой стоять было тесно. Эти конференции были настоящей школой повышения квалификации врачей.

Кафедрой патологической физиологии руководил профессор Владимир Александрович Самцов. Свои лекции часто сопровождал опытами на животных, демонстрируя то подопытную собачку с малым Павловским желудочком, то с экспериментальным инфарктом миокарда, воспроизводил шок, коллапс и т.д. Такие лекции легко усваивались. Его очень любили студенты. Он, как и Владимир Михайлович Романкевич, безотказно давал студентам в долг деньги, зная, что многие из них этот долг не смогут вернуть. Этим профессорам было важно хоть как-то поддержать студентов в столь тяжелое время, хотя они и сами жили в нужде.

Профессор Исай Абрамович Лерман, заведующий кафедрой фармакологии, свободно говорил на трех иностранных языках, помогал институтской библиотеке в подборе иностранной литературы. Сотрудники кафедры изучали лекарственные свойства дикорастущих башкирских трав, что было очень ценно в годы войны.

Я храню в душе глубокую благодарность руководителям и преподавателям клинических кафедр. Это были такие известные профессора, как Татаринов, Терегулов, Пандиков (каф. терапии), Кадыров, Полянцев (каф. хирургии), Голубцов (каф. детских болезней), Агаронов (каф. акушерства и гинекологии), Савченко (каф. нервных болезней), Картамышев (каф. кожно-венерических болезней), Случевский (каф. психиатрии), Сулейманов (каф. инфекционных болезней) и другие.

Профессор Дмитрий Иванович Татаринов основал все три терапевтические кафедры. Когда я учился, он заведовал кафедрой госпитальной терапии. Мы, студенты, очень его любили за его доброту, содержательные лекции. Он пользовался огромной популярностью среди населения города и всей Башкирии. В послевоенные годы был депутатом Верховного Совета нашей страны.

Профессор Гиниатулла Нигматуллович Терегулов, заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней, основатель курорта «Янган-Тау», принимал активное участие в становлении института, неоднократно назначался председателем на выпускных государственных экзаменах. Очень доступно, без лишних слов читал лекции, которые легко было конспектировать. Это имело большое значение, т.к. не хватало учебников. На протяжении многих лет был главным терапевтом республики, председателем научного общества терапевтов, главным консультантом во многих лечебных учреждениях, в эвакогоспиталях.

Профессор А.Г. Кадыров, заведующий кафедрой факультетской хирургии, депутат Верховного Совета Башкирии, на лекциях, обходах, практических занятиях акцентировал внимание на врачебной этике, деонтологии, умело анализировал встречающиеся ошибки и причины, вызывающие их.

Профессор Александр Андриянович Полянцев заведовал кафедрой госпитальной хирургии и был главным хирургом  эвакогоспиталей. Он много оперировал и, несмотря на большую занятость, любил проводить обходы больных со студентами. Я и теперь хорошо помню один из таких обходов. Как-то раз он дольше обычного задержался у постели пожилого больного. Оказалось, что больной не знает русского языка. Профессор попросил одну студентку, которая мечтала стать хирургом, спросить, не бывает ли у больного тошноты и рвоты. Студентка долго молчала, и профессор поинтересовался, почему она молчит. Студентка ответила, что она не знает своего родного языка. Профессор с удивлением посмотрел на нее и после обхода пригласил всех к себе в кабинет. Мы с нетерпением ждали конца обхода и гадали, что же произойдет. После обхода все побежали к нему в кабинет. Он сказал примерно следующее : «Вот вы скоро закончите институт и, возможно, некоторые из вас поедут по распределению в районы Башкирии, где коренное население еще плохо знает русский язык. Как же вы будете общаться с больными и лечить их правильно?» Заодно он решил выяснить, почему же студентка, к которой он обратился за помощью, не знает своего родного языка. Выяснилось, что она родилась и выросла в г. Белорецке, где в основном проживает русское население. Профессор взял с нее обещание, что она выучит свой родной язык, ибо знание языка – это не только средство для общения, но и культурное богатство человека. Этой студенткой была профессор Хава Сафиулловна Бикмухаметова, которая долгие годы работала на кафедре оперативной хирургии  ассистентом, доцентом, зав. кафедрой. Она научилась говорить на своем родном языке довольно хорошо.

Все  студенты и больные дети очень любили профессора Голубцова, заведующего кафедрой детских болезней. Его приход в клинику дети встречали восторженными возгласами: «Дядя Гриша пришел, дядя Гриша пришел!». Наверное, не так просто завоевать любовь и сердца маленьких больных детей.

Профессор Ашат Моисеевич Агаронов, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии был очень строг как к персоналу клиники, так и к студентам. Прекрасно читал лекции, великолепно оперировал. Нередко во время ночных дежурств студентов приходил в клинику проверить, как идет дежурство и чем заняты студенты. Иногда вынимал из кармана белоснежный платок и проводил им по тем местам комнаты, операционного блока, перевязочной, где может оседать пыль, показывая этим, какая чистота должна быть в акушерских клиниках. Мы его очень любили и уважали. Помню один очень забавный случай. Наш однокурсник Моручик три раза ходил сдавать экзамен и все три раза не доходил до профессорского кабинета. Профессор попросил найти его и стал выяснять, почему он не приходит сдавать экзамен. Студент ответил: «Профессор, разве я виноват, что когда шел к Вам на экзамен, дорогу перебежала черная кошка? Говорят, это плохая примета, и я вернулся назад. Второй раз, когда шел на экзамен, встретил женщину с пустыми ведрами. (Люди нередко ходили за водой в парк Луначарского, мимо акушерской клиники, где теперь располагается музыкальное училище). И, наконец, в третий раз увидел по дороге старика-инвалида». Профессор внимательно выслушал его, сказал: «Вот чудак» и без экзамена поставил в зачетке оценку «хорошо».

Приведу еще один случай, который касается лично меня. Я должен был сдавать экзамен по организации здравоохранения профессору Николаю Александровичу Шерстенникову. Я не был готов к сдаче экзамена, больше того,  часто пропускал лекции и практические занятия. Пришел без  надежды «проскочить» и хотел честно признаться, что я не готов к экзамену. Зашел, но билет брать не стал. Профессор поинтересовался, почему я так себя веду. Я ответил, что был болен (очередное обострение заболевания глаз). Вероятно, он вспомнил, что будучи заведующим учебной частью, сам восстанавливал меня в институт после того как меня комиссовали из армии в связи с тяжелым заболеванием глаз. Полистал зачетку - остальные экзамены были сданы в срок. Что-то написал, отдал зачетку и пожелал скорейшего выздоровления. Я вышел из экзаменационной комнаты с сильнейшим сердцебиением: «Что же будет со мной? Останусь ли я в институте, или меня отчислят?» Раскрыл зачетку и сначала не поверил своим глазам - там стояла отметка «отлично». С одной стороны, было очень приятно, что останусь в институте и даже буду получать стипендию, а с другой очень стыдно, что не смог в срок сдать этот экзамен. И я дал себе слово, что наступит время, и я обязательно сдам профессору этот экзамен. Спустя несколько лет, когда я уже работал главным терапевтом города, нередко сталкивался по работе с вопросами данного предмета. Изучив все вопросы, которые бывают на экзаменах, пришли к профессору на беседу. Конечно, никакого экзамена не было, он интересовался, с какими трудностями я сталкиваюсь на работе. Состоялся обычный разговор. Профессор интересовался судьбой однокурсников, которые были мобилизованы на фронт. Он хорошо помнил тот случай и на прощанье сказал: «Спасибо тебе за честность». Вот тут у меня появились слезы. Во-первых, благодаря ему в свое время я остался в институте, во-вторых, такая оценка моему поступку теперь.

Несколько слов хотел сказать о профессоре Случевском, заведующем кафедрой психиатрии. Он был в свое время сослан из Петербурга. Очень известный профессор не только у нас в Союзе, но и за рубежом. Лекции читал прекрасно, приводил для разбора много больных. Студенты часто ходили на его лекции, начиная уже со второго курса. Мест постоянно не хватало, студенты сидели и на подоконниках, и даже стояли.

Мы присутствовали на обходах известного кардиолога академика Стражеско, эвакуированного из Киева, слушали лекции биохимика Полладина из Варшавского университета и других известных профессоров из 1-го Московского медицинского института. Надо отметит, что, несмотря на очень тяжелое военное время, Башкирское правительство сочло возможным обеспечить транспортом для поездки на работу академика Стражеско, профессора Татаринова в связи с ухудшением его зрения.

Хочу сказать несколько слов об ассистентах и доцентах, которые не только нас учили, но и воспитывали своим примером, как нужно относится к больным. Я приведу фамилии только некоторых из них. Это доцент Гайша Усмановна Сюндюкова, ассистент Баландин (каф. анатомии.), ассистент Загидуллин Зариф Шакирович, потом он стал профессором, завкафедрой, человек большой культуры, всегда очень внимательный и к студентам и к больным, ассистент Фридман Марк Наумович, впоследствии также стал профессором, ассистент Атласова Ракия Хабибрахмановна, ассистент Переводчикова Лидия Николаевна, доцент Сгибова Валентина Васильевна (терапевты), Ханифа Хафизовна Бахтиярова (акушер-гинеколог), ассистент Нафиса Халимовна Мешерова ( кафедра общей химии), Волжский, Гальцев (кафедра хирургии), и многие другие. Завершая свои воспоминания, считаю необходимым сказать следующее: «Дорогие молодые преподаватели воспитывайте у своих студентов внимательное, доброе отношение к больным, особенно к пожилым, как это делали наши учителя. Порой имеет значение не только то, что скажет врач, но и как это он это скажет. Черствость, грубость, невнимание - не к лицу врачу. Человеческая жизнь не должна ломаться по вине врачей. Позвольте пожелать вам крепкого здоровья, семейного счастья; важность этого счастья начинаешь больше понимать с годами. Успехов в работе и других благ, которые делают человека счастливым!»

 

Архив сайта

© Интернет-клуб выпускников Башкирского государственного медицинского университета, 2006-2016