10 лет Клубу

 

Я хотела уйти на фронт…

Н.А. Завьялова (Н.А. Каширина),
ветеран кафедры глазных болезней

И грянула война… Потемнело июньское небо, поблекло яркое солнце, затихли весёлые песни воскресного дня, растворился в грозовом воздухе беспечный, радостный смех детей и взрослых … Наступило страшное лихолетье…
Из дневника уфимской девятиклассницы Нины Кашириной: «24-го июня 41-го года. Война! Война! Какое ужасное слово: сколько крови в нём и слёз. Сегодня третий день войны. 22-е запомнится надолго.

Фашисты, ядовитые кобры, прикрывающиеся своими мерзкими лицемерными масками! Если бы я могла плюнуть вам в кровожадную пасть! Если б знали вы, как ненавижу вас, противных шакалов! Какой гадостью, наглостью веет от слова «фашист»! Б – р – р! Ублюдки человечества! Чтоб провалиться вам вместе с вашим вождём – кровопийцем , «горе – Наполеоном», сквозь земной шар.

Но я верю в нашу победу. Не может быть, чтобы в цветущем саду хозяйничали ядовитые гады! Мы победим! Обязательно! »

В июле в Уфе появились первые раненые. Зрелище, разумеется, не из приятных : было очень жаль людей в окровавленных повязках, на носилках… По краям дорог, где проезжали машины, стояли толпы жителей. Папиросы, цветы, конфеты летели к проезжающим воинам. У многих из встречающих лились по щекам слёзы…

Вскоре и мой отец ушёл добровольцем на фронт. Я не находила себе покоя, хотелось туда же. Но при первой неудачной попытке и отказа в военкомате  поняла – не направят, как ни старайся. А цели были благородные! Вместе с одноклассницей уговаривали сотрудников райвоенкомата, чтобы нас направили снайперами. Однако ответ был суров и однозначен: «Что вы, девочки, ведь, вам всего шестнадцать! Идите и учитесь в школе, обойдёмся пока без вас». Ушли, понурив головы, но идеи использования наших возможностей теперь уже хотя бы на трудовом фронте нас не покидали.

В детской технической станции экстренно включились изучить двигатель трактора, дежурили по ночам, с непривычки без сна ранили себе руки, мне чуть не оторвало большой палец левой руки. Когда попали в совхоз «Уршак» на уборку осеннего урожая, к технике нас почему-то не допускали, а приказали выкапывать картофель, морковь, убирать капусту.

Школьники работали от души: и в дождь и в холод с пронизывающим до костей ледяным ветром с раннего утра до полной темноты. Нелегко было вначале.

Наша интернациональная бригада, куда входили и местные, и эвакуированные ребята, отличалась боевым характером, устоявшейся дружбой, веселым нравом, находчивостью, необыкновенной  выносливостью. Работ не бросали, даже когда все внезапно простудились и боролись со своим насморком, перевязывая хлюпающие носы полотенцами и головными платками - носовые платки не спасали.
Любимое блюдо: «картофельная» каша с молоком. Клоп в молоке?! – Не беда! По ночам было хуже – нас осаждали клопы, падающие с потолка целыми полчищами. Появлялись и другие насекомые…деревня не город…
Но молодость не способна унывать, с юмором и весёлым настроем никакая работа и никакие условия жизни не страшны.

В Уфу возвращались в очень холодное время, но даже закутанные в одеяла, с посиневшими носами не переставали смеяться, вспоминая работу в совхозе, горы картофеля, моркови, капусты.

А в город всё поступали и поступали раненые бойцы. Мы помогали при разгрузке санитарных поездов, дежурили в госпиталях, ухаживали за тяжело ранеными в качестве сандружинниц и санитарок.

В благодарность от выздоровевших получали пышные букеты сирени, весной 42-го года она цвела особенно бурно. Воины оставляли нам свои фронтовые адреса для переписки, но письма с фронтов приходили очень редко, а чаще и совсем пропадали…

Жизнь в городе усложнялась, но мы находили время и возможности собирать книги, тёплые вещи и продукты и отправлять на фронт посылки.

Осенью 1942 г. я отправила свой аттестат в Рыбинский авиационный институт, который был эвакуирован в Уфу, на факультет двигателей. Но неожиданно решение изменилось. Во время работы на лесоповале в пригородах Уфы я тяжело заболела. Вероятно, от недоедания и непосильной работы, которую я выполняла  из расчёта: 9 кубометров – населению, вернее, семьям военнослужащих – фронтовиков, 1 кубометров – для себя.

Множественный фурункулёз, высоченная температура. Лечение – малина и запеченный в духовке репчатый лук. Выжила. Документы из авиационного забрала и подала в 1-й Московский медицинский институт, эвакуированный в Уфу. Приняли без экзаменов. А цель всё та же - попасть на фронт. Задумка была такая - война затягивается, немного подучусь, медика со 2-го или 3-го курса обязательно направят в район боевых действий. Но, увы, не отправили, и я продолжала учение.

Учились честно, охотно, радостно, несмотря на многие лишения, голод и холод. Учили превосходные преподаватели как в Московском, так и в Башкирском институтах, куда мне пришлось перейти после реэвакуации первого.

В военные годы учёба требовала жертв. Студенты увлеченно слушали лекции в холодных аудиториях, не снимая телогреек и стёганок, обутые в валенки, дыша на замерзающие чернила, руки мёрзли даже в перчатках.

С берегов реки Белой, в гору, запряженные в санки возили на себе дрова, которых хватало на очень короткое время. Недоедали. Порой ели только оладьи из картофельной кожуры на касторовом масле. По вечерам занимались чтением учебников и курсовыми работами при свете самодельных тонюсеньких фитильков, так как даже слабый по накалу свет электрических лампочек часто отсутствовал. Ну и, конечно, по первому приказу учебной части все как один, а учились в основном девушки, парни ушли на фронт, отправлялись на длительные задания. Из-за нехватки продуктов не только в городах, но и в деревнях многие жители питались перезимовавшими в земле злаками, вследствие чего появилась страшная эпидемия септической ангины. Мы выявляли заболевших, лечили, занимались санитарным просвещением и помогали оставшимся в колхозах и совхозах женщинам и старикам в проведении сельхозработ.

После второго курса надежда на отправку на фронт студентов-медиков рухнула. Наступал решающий перелом войны и в девичьих эшелонах страна уже не нуждалась. В ряды студенчества постепенно вливались юноши, бывшие воины, демобилизованные в следствие тяжелых ранений.

И была Победа!  Громкая, яркая, ликующая! Хоть и со слезами на глазах.

Отец с фронта не вернулся, но его напутственные слова перед отъездом на фронт о необходимости высшего образования сбылись. Я с честью выполнила его пожелание, получив диплом о медицинском образовании. И по сей день отдаю себя целиком и приобретённые знания и умения медицине и своему народу.

 

Архив сайта

© Интернет-клуб выпускников Башкирского государственного медицинского университета, 2006-2016